Заниматься благотворительностью — быть благополучным

Научное доказательство того, что благотворительные пожертвования улучшают нашу жизнь


Это интересное и актуальное исследование, которое расширяет знания о психологических эффектах благотворительности. Оно также имеет практическое значение для развития благотворительной культуры среди молодежи.

«Верная Помощь»

Редакция платформы   

От редакции платформы

Эта статья посвящена влиянию благотворительных пожертвований и волонтерской деятельности на психологическое благополучие. Этот материал местами может быть сложен для понимания, но если вам нужны доказательства того, что благотворительность делает людей счастливей, то этот текст для вас. Авторы исследования, которые представляют разные университеты и научные институты из Китая, США и Ирландии, опросили 1871 студента социальных наук из 12 китайских вузов о том, сколько часов они посвящали волонтерству и сколько денег они жертвовали на благотворительность в течение последнего года, а также оценили их уровень психологического благополучия по шкале Риффа и Сингера (1996).

Это интересное и актуальное исследование, которое расширяет знания о психологических эффектах благотворительности. Оно также имеет практическое значение для развития благотворительной культуры среди молодежи. Однако на наш взгляд, исследование имеет пусть незначительные, но все же недостатки, такие как нерепрезентативность выборки, отсутствие контрольных переменных, невозможность в некоторых случаях установить причинно-следственные связи и игнорирование культурных и социальных факторов, которые могут влиять на психологическое благополучие людей.

В чем же заключается суть этого исследования, и почему оно важно для каждого из нас? Вот несколько ключевых моментов:

  • Волонтерство и благотворительность способствуют психологическому благополучию. Авторы обнаружили, что чем больше часов студенты тратили на волонтерскую деятельность и чем больше денег они жертвовали на благотворительность, тем выше был их уровень психологического благополучия, измеренный по шести аспектам: автономия, управление окружающей средой, личностный рост, положительные отношения с другими, цель в жизни и самопринятие. Это подтверждает теории альтруизма и теплого свечения, которые предполагают, что помощь другим является самонаграждающим поведением, которое приносит внутреннее удовлетворение и смысл жизни.
  • Волонтерство имеет немного больший эффект, чем благотворительность. Авторы также сравнили величину влияния волонтерства и благотворительности на психологическое благополучие и обнаружили, что волонтерство имеет немного больший эффект, чем благотворительность. Это может быть связано с тем, что волонтерство предполагает большее вовлечение и взаимодействие с другими людьми, что может усиливать чувство принадлежности, доверия и солидарности. Благотворительность, с другой стороны, может быть более анонимной и пассивной формой помощи, которая не дает такого же уровня обратной связи и признательности.
  • Учебные заведения должны поощрять социальную службу среди студентов. Авторы делают вывод, что волонтерство и благотворительность являются полезными инструментами для повышения психологического благополучия студентов, которые находятся в важный период жизненного развития. Они рекомендуют учебным заведениям интегрировать социальную службу в учебный план, чтобы стимулировать участие студентов в благотворительных активностях и способствовать их личностному росту и смыслу жизни.

Мы надеемся, что эта статья заинтересует вас и побудит задуматься о том, как вы можете делать благотворительные пожертвования, помогать другим и при этом улучшать свое психологическое благополучие.

Теория "теплого свечения" была введена Джеймсом Андреони, одним из ведущих специалистов по экономике благотворительности. Согласно этой теории, когда человек жертвует на благотворительность или совершает добрый поступок, он чувствует себя приносящим пользу, а его внутреннее состояние становится намного лучше.

Благотворительные пожертвования, волонтерство и психологическое благополучие, на примере китайских студентов.

Авторы исследования:

Чиенчжун Хуан — профессор Ратгерского Государственного университета и Школы социальной работы, Нью-Джерси  Нью-Брансуик, США

Яфань Чен — аспирант/научный сотрудник Ратгерского Государственного университета, Нью-Джерси  Нью-Брансуик, США

Шаомин Чжу — основатель и президент Фонда права и международных отношений (FLIA) и профессор Юридического факультета, Университетского колледжа Корка, Ирландия

Юнь Гэн — доцент Школы государственного управления, центрального университета финансов и экономики, Пекин, Китай

Юаньфа Тан — профессор Научно-исследовательского института социального развития, Юго-Западного университета финансов и экономики, Чэнду, Китай

Цунцун Чжан — доцент Отдела исследований, Китайского молодежного университета политических исследований, Пекин, Китай


 

Психологическое благополучие – это позитивное психологическое функционирование и самочувствие человека. Растущий массив литературы, в основном основанный на взрослых и пожилых людях, свидетельствует о том, что волонтерство и благотворительные пожертвования связаны с психологическим благополучием людей. Поскольку переходный возраст является жизненно важным периодом для развития продолжительности жизни, цель данного исследования – изучить влияние волонтерства и благотворительности на психологическое благополучие студентов колледжа. Опираясь на теории альтруизма и теорию “теплого сияния”, в данном исследовании оценивается взаимосвязь между часами волонтерской работы, количеством благотворительных пожертвований и психологическим благополучием 1871 студента китайского колледжа. Результаты линейной регрессии показывают, что часы волонтерской работы студентов и сумма благотворительных пожертвований за последний год были положительно связаны с их психологическим благополучием. Волонтерство, по сравнению с благотворительными пожертвованиями, имело несколько более сильную связь с психологическим благополучием. Данное исследование дает академическим институтам основание включить в учебный план мероприятия по социальному служению как потенциальный инструмент, способствующий психологическому благополучию студентов.

 

Введение

 

Психологическое благополучие является важнейшим показателем позитивного психологического функционирования и общего благосостояния человека[Ryff, Singer, 1996] (Ryff and Singer, 1996). Психологическое благополучие складывается из множества аспектов, включая самопринятие, позитивные отношения с окружающими, автономию, освоение окружающей среды, цель в жизни и личностный рост (Ryff and Singer, 1996). Самопринятие подчеркивает принятие себя и своей прошлой жизни, а также позитивное отношение к себе. Позитивные отношения с другими людьми означают способность индивидов к сильной эмпатии, дружбе и привязанности, а также восприятие того, что у них теплые, доверительные межличностные отношения с другими людьми. Автономия подчеркивает самоопределение, независимость и регуляцию поведения. Овладение средой представляет собой компетентность индивидов в манипулировании и контроле среды в соответствии с их психологическими условиями посредством физической и умственной деятельности. Цель в жизни означает сильную веру в жизненные цели, чувство направленности и целеустремленности. И наконец, личностный рост означает постоянное развитие своего потенциала путем роста и расширения (Ryff and Singer, 1996). Было показано, что психологическое благополучие тесно связано с различными положительными результатами, включая, помимо прочего, улучшение физического и психического самочувствия (Keyes, 2005; Kubzansky et al., 2018; Pressman et al., 2019), повышение удовлетворенности жизнью (Boyle et al., 2009) и идеальное выполнение работы (Wright and Staw, 1999; Lyubomirsky et al., 2013).

Исследователи проявляют большой интерес к пониманию факторов, способствующих психологическому благополучию (Wardle and Cooke, 2005; Huppert, 2009; Bewick et al., 2010; Tan et al., 2021). Некоторые факторы, такие как доход, социальные сети и оптимистичные установки, связаны с самооценкой благополучия индивидов (Kaplan et al., 2008; Burris et al., 2009; Awaworyi Churchill and Mishra, 2017). Другое направление исследований посвящено положительному влиянию волонтерской деятельности и благотворительных пожертвований на психологическое благополучие (Morrow-Howell et al., 2003; Choi and Kim, 2011; Appau and Churchill, 2019). Исследования показывают, что люди, отдающие свое время и деньги, обычно сообщают о более высокой удовлетворенности жизнью, меньшем количестве депрессивных симптомов и лучшем общем психологическом благополучии (Morrow-Howell et al., 2003; McMunn et al., 2009; Choi and Kim, 2011).

Положительная связь между волонтерством и психологическим благополучием может быть объяснена вознаграждением за волонтерство. Многие люди отмечают, что испытывают приятные ощущения после помощи другим (Wuthnow, 1991; Musick and Wilson, 2003). Большинство людей придерживаются ценности “сделать мир лучше” и испытывают лучшее отношение к себе, когда действуют в свете своих ценностей. Помощь другим людям придает нашей жизни ощущение миссии, цели и смысла. Волонтерство также развивает межличностное доверие между людьми, которые оказывают и получают помощь, а также создает у волонтеров чувство защищенности и принятия. Волонтерское поведение способствует социальному взаимодействию, которое обеспечивает эмоциональное тепло. Во многих случаях доброжелательные действия позволяют нам гордиться своими навыками и достоинствами и способствуют развитию чувства собственного достоинства (Musick and Wilson, 2003). На основе данных, полученных в ходе трех волн исследования “Меняющиеся жизни американцев” (House, 1995), Мусик и Уилсон (2003) обнаружили, что люди, которые занимались волонтерской деятельностью в первой волне, имели значительно более высокий уровень самооценки во второй волне по сравнению с теми, кто не занимался волонтерской деятельностью.

Блэк и Ливинг (2004) провели качественное исследование, чтобы выяснить, какую пользу приносит волонтерство людям. Проанализировав 109 комплектов анкет, возвращенных волонтерами, Блэк и Ливинг обнаружили, что участники сообщили о 159 преимуществах волонтерства, из которых 90 касались аспектов психологического здоровья и благополучия, а 35 – социального функционирования. Участники воспринимали волонтерство как возможность улучшить свое благосостояние. Многие добровольцы испытывали положительные чувства от помощи другим, такие как удовлетворение, удовольствие, ценность и удовлетворение. Некоторые отмечали, что помощь другим повышает их настроение, поскольку заставляет отбросить собственные заботы. Другие также отметили, что обретают уверенность в себе и чувство достижения благодаря признанию и благодарности других людей. Кроме того, волонтерство способствовало установлению социальных контактов и оказанию поддержки. У добровольцев была возможность установить и поддерживать близкие социальные отношения и чувство причастности к жизни общества. Эти преимущества волонтерства в конечном итоге способствовали укреплению психологического здоровья и благополучия людей, особенно волонтеров (Black and Living, 2004).

Благотворительные пожертвования можно рассматривать как еще один вид волонтерства, в рамках которого доноры активно сотрудничают с благотворительными организациями (Choi and Kim, 2011). Более того, исследования также показали, что волонтерство и благотворительность имеют некоторые общие мотивационные факторы, такие как альтруизм, чувство социальной ответственности, сочувствие и социальные сети (Small et al., 2007; Apinunmahakul and Devlin, 2008; Dickert et al., 2011; Froyum, 2018). Учитывая общую мотивацию как волонтерства, так и благотворительности, последняя может способствовать психологическому благополучию людей так же, как и первая.

Влияние волонтерства и благотворительности на психологическое благополучие было зафиксировано в эмпирических исследованиях (Choi and Kim, 2011; Appau and Churchill, 2019). Например, Чой и Ким (Choi and Kim, 2011) использовали первую и вторую волны исследования Midlife Development in the United States (MIDUS, Brim et al., 2004), чтобы изучить влияние волонтерства и благотворительности на психологическое благополучие в последующей жизни в течение 9 лет. Учитывая психологическое благополучие и ресурсы человеческого, культурного и социального капитала в первой волне, Чой и Ким (Choi and Kim, 2011) обнаружили, что умеренное количество времени, потраченного на волонтерство (не более 10 часов каждый месяц), а также любое количество благотворительных пожертвований в первой временной точке положительно влияют на психологическое благополучие испытуемых в более поздней временной точке. Более того, благотворительные пожертвования оказывали более сильное влияние на психологическое благополучие на уровне Т2, чем волонтерская деятельность. В частности, размер эффекта для благотворительных пожертвований от 1 до 100 долларов США (β = 0,14, p < 0,01) и более 100 долларов США (β = 0,23, p < 0,001) был больше, чем размер эффекта от волонтерской работы от 1 до 10 часов в месяц (β = 0,11, p < 0,05). Аппау и Черчилль (2019) исследовали взаимосвязь между волонтерством/благотворительными пожертвованиями и субъективным благополучием, измеряемым удовлетворенностью жизнью. Волонтерство и благотворительные пожертвования были сконструированы как одна переменная, указывающая на любое волонтерство или благотворительные пожертвования. Используя национальную репрезентативную выборку в Великобритании, это исследование выявило положительную связь между вовлеченностью людей в волонтерскую деятельность/благотворительные пожертвования и удовлетворенностью жизнью.

Наряду с данными, полученными в англоязычной литературе, несколько исследований в китайской литературе указывают на положительную связь между волонтерством и психологическим благополучием китайских индивидов (Zhang and Zhang, 2020; Zhang et al., 2021). Например, Чжан и Чжан (Zhang and Zhang, 2020) изучили влияние волонтерских услуг на субъективное благополучие студентов колледжей в Китае. Девяносто один доброволец из колледжа заполнил анкету до начала волонтерской деятельности, а также через год после завершения волонтерской работы, предоставив информацию о своем субъективном благополучии в четырех измерениях: приятный аффект, неприятный аффект, удовлетворенность жизнью и удовлетворенность областью (Diener et al., 1999). Результаты t-теста показали, что участники сообщили о значительно более высоком уровне субъективного благополучия после завершения волонтерских услуг, особенно в отношении приятного аффекта, удовлетворенности жизнью и удовлетворенности областью. В другом исследовании Чжан и др. (2021) изучили связь между волонтерской работой и субъективным благополучием на репрезентативной выборке взрослых старше 45 лет в Китае. Субъективное благополучие участников измерялось с помощью показателя субъективного счастья (Diener, 2000). Среди 22 755 человек 15,80 % участвовали в волонтерской работе хотя бы раз за последний месяц. После учета ряда ковариаций, таких как пол, возраст, состояние здоровья, семейное положение, количество членов семьи и уровень образования, волонтерская работа была положительно связана с ощущением счастья у людей (Zhang et al., 2021). Однако в современной китайской литературе нет достаточной информации о связи между благотворительными пожертвованиями и психологическим благополучием.

Одним словом, и английская, и китайская литература указывают на положительную связь между волонтерством и психологическим благополучием. Хотя в англоязычной литературе приводятся некоторые доказательства положительной связи между благотворительными пожертвованиями и психологическим благополучием, в китайской литературе их недостаточно. Между тем, больше исследований посвящено волонтерству и благополучию взрослых и пожилых людей (например, Morrow-Howell et al., 2003; McMunn et al., 2009; Choi and Kim, 2011), и меньше – начинающему взрослому возрасту (Zhang and Zhang, 2020). Формирующаяся взрослость – это жизненный этап, который наступает, когда человеку от 19 до 24 лет. Было установлено, что студенческие годы являются особенно важным временем для развития жизненного цикла, поскольку этот период характеризуется ростом независимости и ответственности (Arnett, 2007; Costa et al., 2013; Marginson, 2017). Таким образом, цель данного исследования – изучить влияние волонтерства и благотворительности на психологическое благополучие студентов колледжей в Китае.

Мы предположили, что психологическое благополучие студентов колледжа положительно связано с их часами волонтерской работы и суммой благотворительных пожертвований. Гипотеза опирается на теории альтруизма (Piliavin and Charng, 1990) и теорию “теплого сияния” (Andreoni, 1990). Альтруистическое поведение – это добровольные действия индивидов, которые намеренно направлены на благо других людей (Bar-Tal, 1986). Альтруизм является важным фактором волонтерства (Burns et al., 2006; Carpenter and Myers, 2010). Кроме того, в литературе указывается, что альтруизм оказывает различное благотворное влияние на человека (Lozada et al., 2011). Врожденная потребность человека в социальных контактах тесно связана с альтруизмом. Желание и стремление помогать другим положительно связаны со способностью к эмпатии (Domes et al., 2007), доверием (Baumgartner et al., 2008), иммунной системой (Pace et al., 2009), снижением уровня стресса (Barraza and Zak, 2009) и просоциальным поведением (Brown et al., 2009). Таким образом, несмотря на то, что люди не ожидают внешнего вознаграждения, совершая альтруистические поступки (Bar-Tal, 1986), теории альтруизма предполагают, что волонтерская деятельность вознаграждает людей в различных формах, что в конечном итоге может способствовать их психологическому благополучию (Andreoni, 1988, 1990). Кроме того, теория “теплого сияния” предполагает, что когда люди делают благотворительные пожертвования, они могут получать выгоду от самого акта дарения (Andreoni, 1990). Люди получают внутреннее удовлетворение от благотворительности, что способствует общему психологическому благополучию.

 

Материалы и методы

Данные и выборка

Наши данные были получены в ходе анонимного веб-опроса, который проводился среди студентов колледжей в Китае. Чтобы обеспечить разнообразие выборки, мы выбрали университеты, географически расположенные по всему Китаю. Всего для участия в исследовании было отобрано 12 университетов из разных регионов Китая (север, юг, восток, запад и средний регион). В сентябре 2020 года мы пригласили 2229 студентов младших и старших курсов факультетов общественных наук каждого колледжа принять участие в опросе. Студенты получили в общей сложности три уведомления, включая первоначальное приглашение в конце сентября и два напоминания об участии в опросе через 3 и 7 дней после первоначального приглашения соответственно. Перед началом опроса студенты были проинформированы о том, что участие в опросе является добровольным и что они могут отказаться от участия в нем в любой момент. Опрос был анонимным и не собирал никакой идентифицируемой информации о студентах. По завершении опроса каждый участник мог получить поощрение в размере 10 юаней (2 доллара США). Протокол исследования, включая процесс информированного согласия, был рассмотрен и одобрен одним из институтов соавторов. К началу октября 2020 года 1 881 студент заполнил и вернул анкету. После исключения 10 неполных анкет наша окончательная аналитическая выборка составила 1 871 студент, что дает коэффициент ответов 84 %.

 

Мероприятия-меры

Зависимая переменная

Психологическое благополучие студентов измерялось с помощью 18-пунктовой версии Шкалы психологического благополучия (Ryff and Singer, 1996). Эта шкала оценивает шесть аспектов психологического благополучия: автономию, освоение среды, личностный рост, позитивные отношения с окружающими, цель в жизни и самопринятие. Каждый аспект измерялся тремя пунктами. Студенты отмечали, насколько сильно они согласны или не согласны с утверждениями, используя 7-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью согласен; 7 = категорически не согласен). Примеры пунктов включают: “Потребности повседневной жизни часто выбивают меня из колеи”; “В целом я чувствую себя хозяином ситуации, в которой живу” и “Я уверен в своем собственном мнении, даже если оно отличается от мнения большинства других людей”. Английская версия шкалы была переведена на китайский язык двумя двуязычными докторантами в области социальной работы, а затем перевод был проверен одним двуязычным преподавателем в области социальной работы. Мы провели обратную кодировку 10 противоположных пунктов и составили шкалу психологического благополучия студентов путем суммирования ответов на все пункты. Баллы по каждой подшкале варьировались от 3 до 21, а по всей шкале – от 18 до 126. Более высокие баллы указывали на более высокий уровень психологического благополучия. В данном исследовании альфа Кронбаха шкалы составила 0,88.

 

Независимые переменные

Волонтерство измерялось по самоотчетам студентов о часах волонтерской работы за последний год. Сначала мы спросили, участвовали ли студенты в какой-либо волонтерской деятельности за последний год. Если студенты отвечали утвердительно, задавались последующие вопросы о времени, которое они потратили на волонтерскую деятельность в часах, а также о частоте участия в волонтерской деятельности (сколько раз). Благотворительные пожертвования студентов оценивались по той же схеме: студенты указывали, делали ли они какие-либо благотворительные пожертвования в прошлом году, а также частоту и общую сумму пожертвований.

 

Ковариаты

В данном исследовании мы учитывали демографические и социально-экономические характеристики студентов, собирая информацию об их возрасте, поле (женщины против мужчин), этнической принадлежности (хань против других), статусе проживания (сельский, городской с предшествующей сельской местностью и городской), семейном положении родителей (женаты, разведены и другие), уровне образования родителей (начальная школа или ниже, младшая средняя школа, средняя школа, колледж или выше), количестве членов семьи, доходе семьи за последний год с преобразованием в лог, и статусе социального обеспечения (да против нет). Мы также включили фиксированный эффект колледжа для контроля различий между университетами.

 

Аналитический план

Сначала мы провели описательный анализ, чтобы изучить распределение основных переменных и характеристики выборки. Затем мы провели регрессию с использованием обыкновенного линейного квадрата (OLS) для оценки чистого влияния волонтерства и благотворительных пожертвований на психологическое благополучие студентов с учетом демографических и социально-экономических характеристик. Аналитическая схема данного исследования предполагает, что уровень психологического благополучия студентов определяется их часами волонтерской работы, суммой благотворительных пожертвований, а также демографическим и социально-экономическим статусом. Кроме того, мы провели робастный анализ с помощью регрессии субшкал психологического благополучия на частоту и частоту волонтерства и благотворительных пожертвований, контролируя при этом демографические и социально-экономические характеристики. Все анализы проводились с помощью программы STATA 16.0.

 

Результаты

 

В таблице 1 представлены описательные характеристики выборки. Средний балл по шкале психологического благополучия составил 81,75 при диапазоне 24-121 и стандартном отклонении (SD) 12,30. Средние баллы по субшкалам выглядят следующим образом: 12,95 (SD = 2,74) – автономия, 13,83 (SD = 2,73) – освоение среды, 14,22 (SD = 2,48) – личностный рост, 13,87 (SD = 3,07) – позитивные отношения с другими, 13,47 (SD = 2,57) – цель в жизни и 13,41 (SD = 3,28) – самопринятие. В среднем за последний год студенты потратили 24,73 часа (SD = 32,23) на волонтерскую деятельность и 104,73 юаня (SD = 356,94) на благотворительные пожертвования. Средний возраст участников выборки составил 20,62 года, около двух третей (66,97 %) – женщины. По месту жительства студенты были преимущественно городскими (52,37 %), за ними следовали сельские жители (38,70 %) и городские с предшествующим сельским статусом (8,93 %). Большинство студентов (89,36%) идентифицировали себя как представители народности хань, и около 90% студентов сообщили, что их родители состоят в браке. Около 40 % студентов указали, что высшее образование родителей – колледж или выше, затем следуют неполная средняя школа (28,11 %), средняя школа (25,17 %) и начальная школа или ниже (6,90 %). Средний доход семьи за последний год составил 90 990 юаней (около 13 580 долларов США). Четверть (25,28 %) семей студентов когда-либо получали социальную помощь, такую как помощь малоимущим и субсидии на питание. Среднее количество членов семьи в выборке составило 3,87. Наконец, результат распределения по колледжам показывает, что каждый колледж занимает не менее 2,46 % от всей выборки, и ни один колледж не превышает 11,54 %.

Затем мы провели линейный регрессионный анализ, чтобы изучить чистое влияние волонтерства и благотворительных пожертвований на психологическое благополучие. Учитывая широкий диапазон семейного дохода, часов волонтерской деятельности и суммы благотворительных пожертвований, эти переменные были преобразованы в натуральный логарифм, прежде чем они были включены в регрессионный анализ. Наблюдениям со значениями 0 перед преобразованием журнала было присвоено значение 0,1. Стандартизированные коэффициенты представлены в таблице 2. Результаты показывают, что как часы волонтерской деятельности, так и объем благотворительных пожертвований были положительно связаны с психологическим благополучием студентов после контроля всех ковариат. В частности, каждое дополнительное стандартное отклонение логарифма часов волонтерства было связано с увеличением показателя психологического благополучия на 0,10 стандартного отклонения (p < 0,001), а одно стандартное отклонение логарифма благотворительных пожертвований было связано с повышением показателя психологического благополучия на 0,08 стандартного отклонения. . Результаты регрессии подтверждают нашу гипотезу. Семейный доход и количество членов семьи также были связаны с психологическим благополучием. Увеличение логарифма дохода семьи на одно стандартное отклонение привело к увеличению показателя психологического благополучия на 0,05 стандартного отклонения (p < 0,05). Напротив, увеличение числа членов семьи на одно стандартное отклонение было связано со снижением показателя психологического благополучия на 0,06 стандартного отклонения (р <0,05). Скорректированный R-квадрат составил 0,05. Кроме того, согласно результатам, которые не показаны, но доступны по запросу, результаты регрессии по распространенности и частоте волонтерства и пожертвований были аналогичны тем, о которых сообщалось здесь, с использованием часов и количества волонтерства и пожертвований.

Затем мы провели надежные тесты путем регрессии шести подшкал психологического благополучия по независимым и контрольным переменным, используя те же методы, чтобы получить результаты, представленные в Таблице 2. Для простоты мы представляем в Таблице 3 только результаты независимых переменных. Результаты: соответствует данным в Таблице 2. Как количество часов волонтерской деятельности, так и количество благотворительных пожертвований были в значительной степени связаны с оценками по подшкалам психологического благополучия. Количество часов волонтерства было положительно связано со всеми аспектами психологического благополучия, кроме одного: освоение окружающей среды (β = 0,11, p < 0,001), позитивные отношения (β = 0,10, p < 0,001), личностный рост (β = 0,09, p <0,001), принятие себя (β = 0,09, p < 0,001) и цель в жизни (β = 0,05, p < 0,05). Аналогичным образом мы наблюдали положительную связь между логарифмом суммы благотворительных пожертвований и личностным ростом (β = 0,10, p <0,001), положительными отношениями с окружающими (β = 0,06, p < 0,01), принятием себя(β = 0,06, p < 0,05), самодостаточностью (β = 0,05, p < 0,05), социализацией (β = 0,05, p < 0,05) и пониманием своей цели в жизни (β = 0,05, p < 0,05).

Обсуждение

В этом исследовании оценивалась связь между часами волонтерской работы и объемом благотворительных пожертвований с психологическим благополучием студентов колледжей в Китае. В соответствии с нашей гипотезой, результаты показывают, что как волонтерство, так и благотворительные пожертвования имели значительную связь с психологическим благополучием студентов. В частности, студенты, у которых было больше часов волонтерской деятельности и большие суммы благотворительных пожертвований, как правило, сообщали о более высоком уровне психологического благополучия, чем их сверстники. Кроме того, положительные ассоциации последовательно наблюдались в шести отдельных аспектах психологического благополучия. Примечательно, что чистое влияние волонтерства и благотворительных пожертвований на подшкалы психологического благополучия несколько различалось. Например, часы волонтерской работы оказали большее влияние на подшкалы экологического мастерства и позитивных отношений, чем другие аспекты, в то время как количество благотворительных пожертвований оказало большее влияние на подшкалу личностного роста по сравнению с другими. Чой и Ким (2011) обнаружили, что благотворительные пожертвования оказывают более заметное влияние на психологическое благополучие пожилых людей, чем временное волонтерство, в то время как в нашем исследовании положительная связь между волонтерством и психологическим благополучием была немного выше, чем между благотворительной деятельностью и психологическим благополучием. пожертвования и психологическое благополучие выборки студентов. Это несоответствие может быть связано с тем, что пожилые люди, вышедшие на пенсию после десятилетий карьеры, имеют больше финансовых возможностей для благотворительных пожертвований, чем студенты колледжей, которые даже не начали свою карьеру. В целом, полученные результаты предоставляют эмпирические доказательства теорий альтруизма и теории теплого свечения о том, что волонтерство и благотворительные пожертвования могут быть самовознаграждаемыми, наблюдаемыми как повышение уровня психологического благополучия студентов колледжей.

Результаты нашего исследования согласуются с существующими исследованиями, которые показали, что волонтерство положительно связано с благополучием студентов высших учебных заведений (Шрайер и др., 2013; Ким и Моргул, 2017; Баллард и др., 2018; Уильямсон и др.). др., 2018). Средняя продолжительность волонтерской работы в нашей выборке в прошлом году составила примерно 25 часов, и это число близко к результатам исследования Хэнди и др. (2010). В период с 2006 по 2007 год Хэнди и др. (2010) собрали данные об их волонтерской деятельности у 9 482 студентов колледжей в 12 странах, включая Китай. По меньшей мере 600 китайских студентов колледжей приняли участие в исследовании и сообщили о 2,44 часах волонтерской работы в месяц в прошлом году, что эквивалентно 29,28 часам в год. Между тем, исследование Хэнди и др. (2010) также показало, что китайские студенты колледжей тратят больше времени на волонтерскую деятельность, чем студенты в Индии и Японии.

Учитывая положительную связь между волонтерством и благополучием студентов, академические учреждения должны поощрять волонтерскую деятельность среди студентов и рассмотреть возможность интеграции волонтерства в учебную программу. В последние десятилетия китайские университеты и колледжи стали требовать определенного количества волонтерской деятельности в рамках учебной программы. Некоторые из них также предоставляют курсы обучения за кредит. Эти требования могли бы усилить участие студентов в благотворительной деятельности и впоследствии улучшить их общее благополучие. Кроме того, волонтерство во время учебы, независимо от того, является ли оно добровольным или обязательным, может предсказать волонтерскую деятельность во взрослом возрасте (Hart et al., 2007; Tomkovick et al., 2008; Richard et al., 2016). Таким образом, соответствующая учебная программа и требования могут способствовать благополучию учащихся на протяжении всей жизни.

При разработке соответствующей учебной программы и требований следует также учитывать уровни интенсивности. Хотя исследования показывают, что волонтерство в целом положительно влияет на психологическое благополучие, другие также показывают, что волонтерство иногда может быть непосильным и, наоборот, может ухудшать психологическое благополучие волонтеров (Shang et al., 2009; Choi and Kim, 2011; Feng and Zhao, 2011). Опросив группу водителей-добровольцев, принимавших участие в летних Олимпийских играх в Пекине в 2008 году, Шан и др. (2009) обнаружили, что некоторые волонтеры во время волонтерской деятельности испытывали симптомы тревоги и навязчивых состояний. Кроме того, Фэн и Чжао (2011) указали, что участие волонтеров во время стихийных бедствий или трагедий может привести к вторичной травме волонтеров и посттравматическим стрессовым расстройствам (ПТСР). В этих случаях волонтерская работа может подорвать психическое здоровье и психологическое благополучие волонтеров. Таким образом, как университеты, так и организации должны отслеживать психологическое и психическое состояние студентов и при необходимости предоставлять соответствующие консультации и услуги в области психического здоровья.

Несколько ограничений, которые следует учитывать при интерпретации результатов этого исследования. Во-первых, данные были собраны на основе самоотчетов студентов, что оставляет данные подверженными преднамеренным и непреднамеренным ошибкам отчетности, таким как предвзятость социальной желательности. Предвзятость социальной желательности означает, что участники исследования дают социально желательные ответы, а не ответы, которые действительно отражают их чувства (Гримм, 2010). Студенты могут завышать уровень своего психологического благополучия, чтобы предотвратить стигматизацию, связанную с проблемами психического здоровья (Corrigan et al., 2015). Это может привести к завышению оценок психологического благополучия, а также масштабов связи между волонтерством и объемом благотворительных пожертвований с психологическим благополучием. Дальнейшие исследования могут уменьшить такую ​​ошибку в отчетности посредством триангуляции данных, например, путем сбора информации от сверстников, учителей и членов семьи. Во-вторых, используя перекрестные данные, наше исследование могло оценить только ассоциативные связи между переменными интересов, а не причинно-следственные. Будущие исследования должны использовать лонгитюдный дизайн исследований, чтобы установить временную последовательность между волонтерством, благотворительными пожертвованиями и психологическим благополучием. В-третьих, в этом исследовании были опущены некоторые ненаблюдаемые переменные, которые могли повлиять на психологическое благополучие, такие как личностные качества (Kokko et al., 2013) и академические стрессоры (Verger et al., 2009). Отсутствие пропущенных переменных может повлиять на представленные оценки. Наконец, нашей выборкой стала группа студентов колледжей, изучающих социальные науки в Китае. Несмотря на то, что большой размер выборки, а также разнообразие университетов в некоторой степени повышают обобщаемость результатов, могут ли результаты быть репрезентативными для студентов колледжей в Китае, неясно и требует дальнейшего изучения.

Заключение

В этом исследовании изучаются взаимосвязи между волонтерством, благотворительными пожертвованиями и психологическим благополучием на выборке китайских студентов. Результаты показывают, что как волонтерство, так и благотворительные пожертвования положительно связаны с психологическим благополучием студентов. Волонтерство в большей степени связано с психологическим благополучием студентов, чем благотворительные пожертвования. Результаты показывают, что как волонтерство, так и благотворительные пожертвования приводят к улучшению психологического благополучия в результате самовознаграждения за альтруистическое поведение. Несмотря на некоторые ограничения, это исследование дает академическим учреждениям обоснование для интеграции деятельности социальных служб в учебную программу в качестве потенциального инструмента содействия психологическому благополучию студентов.

Заявление о доступности данных

Исходные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Институциональным наблюдательным советом Университета Ратгерс в Нью-Брансуике, США. Письменное информированное согласие на участие для данного исследования не требовалось в соответствии с национальным законодательством и институциональными требованиями.

Примечания

Andreoni, J. (1988). Privately provided public goods in a large economy: the limits of altruism. J. Public Econ. 35, 57–73. doi: 10.1016/0047-2727(88)90061-8

Andreoni, J. (1990). Impure altruism and donations to public goods: a theory of warm-glow giving. Econ. J. 100, 464–477. doi: 10.2307/2234133

Apinunmahakul, A., and Devlin, R. A. (2008). Social networks and private philanthropy. J. Public Econ. 92, 309–328. doi: 10.1016/j.jpubeco.2007.07.005

Appau, S., and Churchill, S. A. (2019). Charity, volunteering type and subjective wellbeing. Voluntas 30, 1118–1132. doi: 10.1007/s11266-018-0009-8

Arnett, J. J. (2007). Emerging adulthood: what is it, and what is it good for? Child Dev. Perspect. 1, 68–73. doi: 10.1111/j.1750-8606.2007.00016.x

Awaworyi Churchill, S., and Mishra, V. (2017). Trust, social networks and subjective wellbeing in China. Soc. Indic. Res. 132, 313–339. doi: 10.1007/s11205-015-1220-2

Ballard, P. J., Hoyt, L. T., and Pachucki, M. C. (2018). Impacts of adolescent and young adult civic engagement on health and socioeconomic status in adulthood. Child Dev. 90, 1138–1154. doi: 10.1111/cdev.12998

Barraza, J., and Zak, P. (2009). Empathy toward strangers triggers oxytocin release and subsequent generosity. Ann. N. York Acad. Sci. 1167, 182–189. doi: 10.1111/j.1749-6632.2009.04504.x

Bar-Tal, D. (1986). Altruistic motivation to help: definition, utility and operationalization. Humboldt J. Soc. Relat. 13, 3–14.

Baumgartner, T., Heinrichs, M., Vonlanthen, A., Fischbacher, U., and Fehr, E. (2008). Oxytocin shapes the neural circuitry of trust and trust adaptation in humans. Neuron 58, 639–650. doi: 10.1016/j.neuron.2008.04.009

Bewick, B., Koutsopoulou, G., Miles, J., Slaa, E., and Barkham, M. (2010). Changes in undergraduate students’ psychological well-being as they progress through university. Stud. High. Educ. 35, 633–645. doi: 10.1080/03075070903216643

Black, W., and Living, R. (2004). Volunteerism as an occupation and its relationship to health and wellbeing. Br. J. Occup. Ther. 67, 526–532. doi: 10.1177/030802260406701202

Boyle, P. A., Barnes, L. L., Buchman, A. S., and Bennett, D. A. (2009). Purpose in life is associated with mortality among community-dwelling older persons. Psychosom. Med. 71, 574–579. doi: 10.1097/psy.0b013e3181a5a7c0

Brim, O. G., Ryff, C. D., and Kessler, R. C. (2004). “The MIDUS National Survey: an overview,” in How Healthy Are We? A National Study of Well-being at Midlife, eds O. G. Brim, C. D. Ryff, and R. C. Kessler (Chicago: University of Chicago Press), 1–34.

Brown, S. L., Fredrickson, B. L., Wirth, M. M., Poulin, M. J., Meier, E. A., Heaphy, E. D., et al. (2009). Social closeness increases salivary progesterone in humans. Horm. Behav. 56, 108–111. doi: 10.1016/j.yhbeh.2009.03.022

Burns, D. J., Reid, J. S., Toncar, M., Fawcett, J., and Anderson, C. (2006). Motivations to volunteer: the role of altruism. Int. Rev. Public Nonprof. Market. 3, 79–91. doi: 10.1007/BF02893621

Burris, J. L., Brechting, E. H., Salsman, J., and Carlson, C. R. (2009). Factors associated with the psychological well-being and distress of university students. J. Am. Coll. Health 57, 536–544. doi: 10.3200/JACH.57.5.536-544

Carpenter, J., and Myers, C. K. (2010). Why volunteer? Evidence on the role of altruism, image, and incentives. J. Public Econ. 94, 911–920. doi: 10.1016/j.jpubeco.2010.07.007

Choi, N. G., and Kim, J. (2011). The effect of time volunteering and charitable donations in later life on psychological wellbeing. Ageing Soc. 31, 590–610. doi: 10.1017/S0144686X10001224

Corrigan, P. W., Bink, A. B., Fokuo, J. K., and Schmidt, A. (2015). The public stigma of mental illness means a difference between you and me. Psychiatry Res. 226, 186–191. doi: 10.1016/j.psychres.2014.12.047

Costa, H., Ripoll, P., Sánchez, M., and Carvalho, C. (2013). Emotional intelligence and self-efficacy: effects on psychological well-being in college students. Spanish J. Psychol. 16:E50. doi: 10.1017/sjp.2013.39

Dickert, S., Sagara, N., and Slovic, P. (2011). Affective motivations to help others: a two-stage model of donation decisions. J. Behav. Decis. Making 24, 361–376. doi: 10.1002/bdm.697

Diener, E. (2000). Subjective well-being: the science of happiness and a proposal for a national index. Am. Psychol. 55, 34–43. doi: 10.1037/0003-066X.55.1.34

Diener, E., Suh, E. M., Lucas, R. E., and Smith, H. L. (1999). Subjective well-being: three decades of progress. Psychol. Bull. 125, 276–302.

Domes, G., Heinrichs, M., Michel, A., Berger, C., and Herpertz, S. C. (2007). Oxytocin improves “mind-reading” in humans. Biol. Psychiatry 61, 731–733. doi: 10.1016/j.biopsych.2006.07.015

Feng, S. S., and Zhao, J. B. (2011). Zhiyuanzhede xinlijiankangyuzhiyuanhuodongguanxi [Research of the relationship between volunteer activities and volunteer’s mental health]. Chin. J. Soc. Med. 28, 119–124.

Froyum, C. (2018). “They Are Just Like You and Me”: cultivating volunteer sympathy. Symb. Interact. 41, 465–487. doi: 10.1002/symb.357

Grimm, P. (2010). “Social desirability bias,” in Wiley International Encyclopedia of Marketing, eds J. Sheth and N. Malhotra (Hoboken: John Wiley & Sons Inc.). doi: 10.1002/9781444316568.wiem02057

Handy, F., Hustinx, L., Kang, C., Cnaan, R. A., Brudney, J. L., Haski-Leventhal, D., et al. (2010). A cross-cultural examination of student volunteering: is it all about resume building? Nonprofit Volunt. Sect. Q. 39, 498–523. doi: 10.1177/0899764009344353

Hart, D., Donnelly, T. M., Youniss, J., and Atkins, R. (2007). High school community service as a predictor of adult voting and volunteering. Am. Educ. Res. J. 44, 197–219. doi: 10.3102/0002831206298173

House, J. S. (1995). Americans’ Changing Lives: Waves I and II, 1986 and 1989. Ann Arbor: Inter-University Consortium for Political and Social Research.

Huppert, F. A. (2009). Psychological well-being: evidence regarding its causes and consequences. Appl. Psychol. Health Well Being 1, 137–164. doi: 10.1111/j.1758-0854.2009.01008.x

Kaplan, G. A., Shema, S. J., and Leite, C. M. (2008). Socioeconomic determinants of psychological well-being: the role of income, income change, and income sources during the course of 29 years. Ann. Epidemiol. 18, 531–537. doi: 10.1016/j.annepidem.2008.03.006

Keyes, C. L. (2005). Mental illness and/or mental health? Investigating axioms of the complete state model of health. J. Consult. Clin. Psychol. 73, 539–548. doi: 10.1037/0022-006X.73.3.539

Kim, J., and Morgul, K. (2017). Long-term consequences of youth volunteering: voluntary versus involuntary service. Soc. Sci. Res. 67, 160–175. doi: 10.1016/j.ssresearch.2017.05.002

Kokko, K., Tolvanen, A., and Pulkkinen, L. (2013). Associations between personality traits and psychological well-being across time in middle adulthood. J. Res. Pers. 47, 748–756. doi: 10.1016/j.jrp.2013.07.002

Kubzansky, L. D., Huffman, J. C., Boehm, J. K., Hernandez, R., Kim, E. S., Koga, H. K., et al. (2018). Positive psychological well-being and cardiovascular disease: JACC health promotion series. J. Am. Coll. Cardiol. 72, 1382–1396.

Lozada, M., D’Adamo, P., and Fuentes, M. A. (2011). Beneficial effects of human altruism. J. Theor. Biol. 289, 12–16. doi: 10.1016/j.jtbi.2011.08.016

Lyubomirsky, S., King, L., and Diener, E. (2013). The benefits of frequent positive affect: does happiness lead to success? Psychol. Bull. 131, 803–855. doi: 10.1037/0033-2909.131.6.803

Marginson, S. (2017). Higher education, economic inequality and social mobility: implications for emerging East Asia. Int. J. Educ. Dev. 63, 4–11. doi: 10.1016/j.ijedudev.2017.03.002

McMunn, A., Nazroo, J., Wahrendorf, M., Breeze, E., and Zaninotto, P. (2009). Participation in socially-productive activities, reciprocity and wellbeing in later life: baseline results in England. Ageing Soc. 29, 765–782. doi: 10.1017/S0144686X08008350

Morrow-Howell, N., Hinterlong, J., Rozario, P. A., and Tang, F. (2003). Effects of volunteering on the well-being of older adults. J. Gerontol. Ser. B Psychol. Sci. Soc. Sci. 58, S137–S145. doi: 10.1093/geronb/58.3.S137

Musick, M. A., and Wilson, J. (2003). Volunteering and depression: the role of psychological and social resources in different age groups. Soc. Sci. Med. 56, 259–269. doi: 10.1016/S0277-9536(02)00025-4

Pace, T. W., Negi, L. T., Adame, D. D., Cole, S. P., Sivilli, T. I., Brown, T. D., et al. (2009). Effect of compassion meditation on neuroendocrine, innate immune and behavioral responses to psychosocial stress. Psychoneuroendocrinology 34, 87–98. doi: 10.1016/j.psyneuen.2008.08.011

Piliavin, J. A., and Charng, H. W. (1990). Altruism: a review of recent theory and research. Ann. Rev. Sociol. 16, 27–65. doi: 10.1146/annurev.so.16.080190.000331

Pressman, S. D., Jenkins, B. N., and Moskowitz, J. T. (2019). Positive affect and health: what do we know and where next should we go? Ann. Rev. Psychol. 70, 627–650. doi: 10.1146/annurev-psych-010418-102955

Richard, D., Keen, C., Hatcher, J. A., and Pease, H. A. (2016). Pathways to adult civic engagement: benefits of reflection and dialogue across difference in higher education service-learning programs. Michigan J. Commun. Serv. Learn. 23, 60–74.

Ryff, C. D., and Singer, B. (1996). Psychological well-being: meaning, measurement, and implications for psychotherapy research. Psychother. Psychosomat. 65, 14–23. doi: 10.1159/000289026

Schreier, H. M., Schonert-Reichl, K. A., and Chen, E. (2013). Effect of volunteering on risk factors for cardiovascular disease in adolescents: a randomized controlled trial. JAMA Pediatr. 167, 327–332. doi: 10.1001/jamapediatrics.2013.1100

Shang, X. H., Tang, Y. X., Xu, M., and Pan, X. (2009). Aoyunhuijiashiyuanxinlijiankangzhuangkuangyiganyuduice [Analysis of mental health of volunteer drivers of the Olympic Games and its countermeasures]. Nurs. J. Chin. Peoples Liberation Army 12, 30–65.

Small, D. A., Loewenstein, G., and Slovic, P. (2007). Sympathy and callousness: the impact of deliberative thought on donations to identifiable and statistical victims. Organ. Behav. Hum. Decis. Process. 102, 143–153. doi: 10.1016/j.obhdp.2006.01.005

Tan, T., Huang, C.-C., Geng, Y., Cheung, S. P., and Zhang, S. (2021). Psychological well-being in Chinese college students during the COVID-19 pandemic: roles of resilience and environmental stress. Front. Psychol. 12:671553. doi: 10.3389/fpsyg.2021.671553

Tomkovick, C., Lester, S., Flunker, L., and Wells, T. (2008). Linking collegiate service-learning to future volunteerism. Nonprofit Manag. Leadersh. 19, 3–26. doi: 10.1002/nml.202

Verger, P., Combes, J. B., Kovess-Masfety, V., Choquet, M., Guagliardo, V., Rouillon, F., et al. (2009). Psychological distress in first year university students: socioeconomic and academic stressors, mastery and social support in young men and women. Soc. Psychiatry Psychiatr. Epidemiol. 44, 643–650. doi: 10.1007/s00127-008-0486-y

Wardle, J., and Cooke, L. (2005). The impact of obesity on psychological well-being. Best Pract. Res. Clin. Endocrinol. Metab. 19, 421–440. doi: 10.1016/j.beem.2005.04.006

Williamson, I., Wildbur, D., Bell, K., Tanner, J., and Matthews, H. (2018). Benefits to university students through volunteering in a health context: a new model. Br. J. Educ. Stud. 66, 383–402. doi: 10.1080/00071005.2017.1339865

Wright, T. A., and Staw, B. M. (1999). Affect and favorable work outcomes: two longitudinal tests of the happy-productive worker thesis. J. Organ. Behav. 20, 1–23. doi: 10.1002/(SICI)1099-1379(199901)20:1<1::AID-JOB885<3.0.CO;2-W

Wuthnow, R. (1991). Acts of Compassion. Princeton: Princeton University Press.

Zhang, W. C., Wu, Y. Y., and Yang, H. L. (2021). Zhiyuangfuwu, nianlingchayiyuxingfugan [Voluntary service, age difference and subjective well-being]. South Chin. J. Econ. 40, 106–124. doi: 10.19592/j.cnki.scje.380058

Zhang, Y. J., and Zhang, H. C. (2020). Zhiyuanfuwuduidaxueshen gzhuguanxingfuganyingxiangdeyanjiu [Examining the effect of volunteer services on college students’ subjective well-being]. Weishengzhiyejiaoyu 38, 130–131.


Это статья распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY)

Copyright © 2022 Geng, Chen, Huang, Tan, Zhang and Zhu

Оригинал статьи здесь

Поделитесь этим материалом — это тоже развитие благотворительности
СБП (1)

Пожалуйста, поддержите «Верную Помощь»

👈 Отсканируйте Qr-код, чтобы не оказаться в числе тех, кто живёт напрасной надеждой на лучшее в будущем. Поддержите усилия нашей некоммерческой организации по развитию российской благотворительности и почувствуйте себя частью  искренней силы, эффективно меняющей нашу жизнь к лучшему и бескорыстно помогающей людям уже сегодня! 

Мы — это волонтёрская команда и у нас нет лишних трат, все 100% вашего пожертвования пойдут на развитие этой благотворительной платформы и на то, чтобы привлечь к теме благотворительности больше людей  — создание и приобретение софта, контента и рекламы, ориентированной на социально неблагополучную аудиторию.

Вместе с вами мы защитим благотворительность от мошенников, сделаем её эффективнее и прозрачнее, продвинем лучшие благотворительные проекты и поможем найти помощь тысячам нуждающихся детей и взрослых.

👆 Отсканируйте Qr-код, чтобы не оказаться в числе тех, кто живёт напрасной надеждой на лучшее в будущем. Поддержите усилия нашей некоммерческой организации по развитию российской благотворительности и почувствуйте себя частью  искренней силы, эффективно меняющей нашу жизнь к лучшему и бескорыстно помогающей людям уже сегодня! 

Мы — это волонтёрская команда и у нас нет лишних трат, все 100% вашего пожертвования пойдут на развитие этой благотворительной платформы и на то, чтобы привлечь к теме благотворительности больше людей  — создание и приобретение софта, контента и рекламы, ориентированной на социально неблагополучную аудиторию.

Вместе с вами мы защитим благотворительность от мошенников, сделаем её эффективнее и прозрачнее, продвинем лучшие благотворительные проекты и поможем найти помощь тысячам нуждающихся детей и взрослых.

Donation currency
Сумма пожертвования
1000
3000
5000
Способ оплаты
Сбербанк Онлайн / SberPay (₽)
Карты любых стран, Яpay (₽)
Карты РФ (₽)
Личные данные
Укажите ваше имя
Пожалуйста, укажите корректное значение

Публичная оферта о заключении договора пожертвования

Автономная Некоммерческая Организация Экспертная Благотворительная Платформа «Верная Помощь» (Генеральный директор: Морозов Сергей Викторович),
предлагает гражданам сделать пожертвование на ниже приведенных условиях:

1. Общие положения
1.1. В соответствии с п. 2 ст. 437 Гражданского кодекса Российской Федерации данное предложение является публичной офертой (далее – Оферта).
1.2. В настоящей Оферте употребляются термины, имеющие следующее значение:
«Пожертвование» - «дарение вещи или права в общеполезных целях»;
«Жертвователь» - «граждане, делающие пожертвования»;
«Получатель пожертвования» - «Автономная Некоммерческая Организация Экспертная Благотворительная Платформа «Верная Помощь»».

1.3. Оферта действует бессрочно с момента размещения ее на сайте Получателя пожертвования.
1.4. Получатель пожертвования вправе отменить Оферту в любое время путем удаления ее со страницы своего сайта в Интернете.
1.5. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительность всех остальных условий Оферты.

2. Существенные условия договора пожертвования:
2.1. Пожертвование используется на содержание и ведение уставной деятельности Получателя пожертвования.
2.2. Сумма пожертвования определяется Жертвователем.

3. Порядок заключения договора пожертвования:
3.1. В соответствии с п. 3 ст. 434 Гражданского кодекса Российской Федерации договор пожертвования заключается в письменной форме путем акцепта Оферты Жертвователем.
3.2. Оферта может быть акцептована путем перечисления Жертвователем денежных средств в пользу Получателя пожертвования платежным поручением по реквизитам, указанным в разделе 5 Оферты, с указанием в строке «назначение платежа»: «пожертвование на содержание и ведение уставной деятельности», а также с использованием пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Жертвователю перечислять Получателю пожертвования денежных средств.
3.3. Совершение Жертвователем любого из действий, предусмотренных п. 3.2. Оферты, считается акцептом Оферты в соответствии с п. 3 ст. 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
3.4. Датой акцепта Оферты – датой заключения договора пожертвования является дата поступления пожертвования в виде денежных средств от Жертвователя на расчетный счет Получателя пожертвования.

4. Заключительные положения:
4.1. Совершая действия, предусмотренные настоящей Офертой, Жертвователь подтверждает, что ознакомлен с условиями Оферты, целями деятельности Получателя пожертвования, осознает значение своих действий и имеет полное право на их совершение, полностью и безоговорочно принимает условия настоящей Оферты.
4.2. Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с действующим российском законодательством.

5. Подпись и реквизиты Получателя пожертвования

Автономная Некоммерческая Организация Экспертная Благотворительная Платформа «Верная Помощь»

ОГРН: 1227700252493
ИНН/КПП: 7751221831/775101001
Адрес места нахождения: 108807, г. Москва, п. Первомайское, д. Горчаково, ул. Зеленая, д. 7

Банковские реквизиты:
Номер банковского счёта: 40703810100376222002
Банк: КБ "ЛОКО-Банк" (АО)
БИК банка: 044525161
Номер корреспондентского счёта банка: 30101810945250000161

Генеральный директор
Морозов Сергей Викторович

Соглашаюсь с офертой

Согласие на обработку персональных данных

Пользователь, оставляя заявку, оформляя подписку, комментарий, запрос на обратную связь, регистрируясь либо совершая иные действия, связанные с внесением своих персональных данных на интернет-сайте https://verpom.ru, принимает настоящее Согласие на обработку персональных данных (далее – Согласие), размещенное по адресу https://verpom.ru/personal-data-usage-terms/.

Принятием Согласия является подтверждение факта согласия Пользователя со всеми пунктами Согласия. Пользователь дает свое согласие организации «Автономная Некоммерческая Организация Экспертная Благотворительная Платформа «Верная Помощь»», которой принадлежит сайт https://verpom.ru на обработку своих персональных данных со следующими условиями:

Пользователь дает согласие на обработку своих персональных данных, как без использования средств автоматизации, так и с их использованием.
Согласие дается на обработку следующих персональных данных (не являющимися специальными или биометрическими):
• фамилия, имя, отчество;
• адрес(а) электронной почты;
• иные данные, предоставляемые Пользователем.

Персональные данные пользователя не являются общедоступными.

1. Целью обработки персональных данных является предоставление полного доступа к функционалу сайта https://verpom.ru.

2. Основанием для сбора, обработки и хранения персональных данных являются:
• Ст. 23, 24 Конституции Российской Федерации;
• Ст. 2, 5, 6, 7, 9, 18–22 Федерального закона от 27.07.06 года №152-ФЗ «О персональных данных»;
• Ст. 18 Федерального закона от 13.03.06 года № 38-ФЗ «О рекламе»;
• Устав организации «Автономная Некоммерческая Организация Экспертная Благотворительная Платформа «Верная Помощь»»;
• Политика обработки персональных данных.

3. В ходе обработки с персональными данными будут совершены следующие действия с персональными данными: сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение.

4. Передача персональных данных, скрытых для общего просмотра, третьим лицам не осуществляется, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

5. Пользователь подтверждает, что указанные им персональные данные принадлежат лично ему.

6. Персональные данные хранятся и обрабатываются до момента ликвидации организации «Автономная Некоммерческая Организация Экспертная Благотворительная Платформа «Верная Помощь»». Хранение персональных данных осуществляется согласно Федеральному закону №125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» и иным нормативно правовым актам в области архивного дела и архивного хранения.

7. Пользователь согласен на получение информационных сообщений с сайта https://verpom.ru. Персональные данные обрабатываются до отписки Пользователя от получения информационных сообщений.

8. Согласие может быть отозвано Пользователем либо его законным представителем, путем направления Отзыва согласия на электронную почту – [email protected] с пометкой «Отзыв согласия на обработку персональных данных». В случае отзыва Пользователем согласия на обработку персональных данных организация «Автономная Некоммерческая Организация Экспертная Благотворительная Платформа «Верная Помощь»» вправе продолжить обработку персональных данных без согласия Пользователя при наличии оснований, указанных в пунктах 2 - 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г. Удаление персональных данных влечет невозможность доступа к полной версии функционала сайта https://verpom.ru.

9. Настоящее Согласие является бессрочным, и действует все время до момента прекращения обработки персональных данных, указанных в п.7 и п.8 данного Согласия.

10. Место нахождения организации Автономная Некоммерческая Организация Экспертная Благотворительная Платформа «Верная Помощь» в соответствии с учредительными документами: 108807, г. Москва, п. Первомайское, д. Горчаково, ул. Зеленая, д. 7.

Соглашаюсь на обработку моих персональных данных
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

Больше про благотворительность

Помоги нам стать лучше, мы готовы меняться!

Заметил неточность? С чем-то не согласен? Знаешь больше, чем мы? Помоги нам и внеси изменения в любой материал на сайте! Хочешь большего? Тебе понравился наш проект, и ты можешь сделать его лучше? Присоединяйся к нам!

Внести изменения в любой материал Присоединиться к нашей команде